baci1 (baci1) wrote,
baci1
baci1

Categories:

Сергий Радонежский и реформа монашеской жизни



Недавно ездили с товарищами в Троице-Сергиеву Лавру. Я был там не впервые, но всегда узнаёшь что-то новое.
В рассказе экскурсовода зацепил один факт, о котором и хочу поведать.
Многим, знакомым с житием преп. Сергия Радонежского или знающим историю монастырей на Руси, он, наверняка, известен. Но многим, я думаю, нет. Речь о важнейшей монастырской реформе.

Дело в том, что монастырская жизнь на Руси складывалась интересным образом. Она зародилась практически сразу с принятием православия. И первые монастыри либо поддерживались князьями ("собственные", "ктиторские" монастыри), либо складывались как-то стихийно в виде поселений монахов вблизи церквей ("монашеские слободки"). Но главной особенностью и тех, и других было то, что монахи жили каждый за себя - в своей келье, со своим имуществом и хозяйством. Встречались они, по сути, только в церкви. Такой тип монашества зовется своекоштным или особножительным. Как правило, никакого общего уклада, устава, равенства в таких монастырях не было. Так сказать, братия без братства. Были богатые и нищие монахи, знатные и незнатные, уважаемые и презренные. Вообще, надо сказать, стать монахом человеку небогатому было при такой системе очень тяжелым делом.

Впервые настоящий общежительный монастырь (или "киновия") со строгим уставом появляется в 1051 году. Это Киево-Печерский монастырь, основанный Антонием и Феодосием Печерскими. В этом монастыре все имущество принадлежало всем, всей братии. Ничего личного иметь не разрешалось, чтобы не было соблазна стяжательства, чтобы монах был больше сосредоточен на главном деле, для которого пришел в монастырь. Но... уже при ближайших учениках основателей такое строгое общинножитие разлаживается и практически сходит на нет. Снова появляется неравенство в среде монахов.

В то время, когда Сергий Радонежский начал иноческую жизнь, а потом рядом с ним стали селиться другие, в русском монашестве продолжалось всё это, прямо скажем, безобразие (в смысле отсутствия единого образа монашеской жизни). Монастырь, точнее скит Сергия был тоже своекоштным. То есть каждый в скиту жил своим. Известно, например, что сам преп. Сергий в голодное время нанимался на тяжелую работу к какому-то другому монаху своего скита за хлеб.

Решительные изменения происходят где-то в районе 1365 года, когда Радонежский, будучи игуменом, вводит в монастыре общежительный устав. Надо сказать, не по своей инициативе, а по совету византийского патриарха Филофея и при поддержке московского митрополита Алексия. Сергий с радостью и воодушевлением приветствует предложение и вводит изменения - настолько, видимо, это соответствовало его собственным представлениям. Хотя и здесь последовали сложности, недовольства части братии, но всё было преодолено. Преп. Сергий основывает затем ещё много общежительных монастырей. Но главное - традиция общежительства на этот раз приживается и очень распространяется его многочисленными учениками и сподвижниками.

Сергий Радонежский много сделал не только для воплощения единства в монашеской жизни. Он всячески радеет за политическое единство Руси, объединение князей под общим началом. Недаром его прозвали "игуменом всея Руси".

Это странно, но впервые в это посещение Лавры воспринял, почувствовал Сергия Радонежского не как какого-то давно жившего монаха, святого, основавшего один из самых чтимых наших монастырей. А как очень близкого по духу человека, сильно хотевшего единства на нашей земле - и государственного, политического. И единства как братства между людьми!

Кстати, скоро, 8 октября, день памяти Сергия Радонежского.

Tags: Сергий Радонежский
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments